"Жить в конце времён"

Философско - эзотерический роман

Книга первая "Пленница"

Ознакомительный отрывок

Есть много такого на небе и на земле, что ты не можешь даже представить.

Гамлет (Шекспир)

Другая реальность.

— Кем? Или чем я стала? — Думала Лаура, сидя на камне, покрытом порослью векового мха. Вокруг, внизу, до самого горизонта с уходящим солнцем, простирались густые леса.

— Где я?  — думала она. — И как тут оказалась? Не понимаю….

          Оглядевшись, она увидела, что находится на вершине огромной, древней пирамиды, раскинувшейся посреди луга.

— Майя? Мексика? Что я тут делаю? Да какая, впрочем, разница? Мне ведь все равно не куда идти. Мне больше нет места в этом мире…. Или есть? Но как?! Как я могу еще находится здесь и не находиться, одновременно. Этот мир для меня все еще существует ведь я вижу и чувствую его, правда совсем по-другому. Он стал для меня как будто проницаем и почти бесплотен. Почти иллюзорен, но видим и ощущаем, как… как…, — она пыталась подобрать слова, чтобы облечь в них свои новые ощущения знакомой реальности, но ей это не удавалось.

           Казалось, что в словарном запасе знакомого Лауре языка мыслей, нет подходящих слов, чтобы передать её новые ощущения. Перебирая одни за другими из известных ей образов, понятий и слов, она мучительно пыталась подобрать нужное, которое отражало бы хоть как-то её новые ощущения.

— Иллюзия? Нет! Компьютерная игра? Нет, не то! Матрица! — Подсунуло ей услужливое подсознание воспоминание из одноимённого фантастического фильма.

— Точно! Матрица! Неужели она существует? Так я что, сплю? Я вообще существую сейчас? И существовала ли раньше?

            Мир, казавшийся Лауре таким объективно реальным во всех её ощущениях физического тела, казался абсолютно не реальным теперь, когда она это тело потеряла. Лаура посмотрела на камень, на поверхности которого, как ей казалось, она сидела. Он ощущался как твердый.

— Значит он твердый? – подумала она, — Но как же тогда я прохожу сквозь стены, всё из того же камня?

            Лаура протянула руку, чтобы дотронуться до камня, и рука прошла сквозь него.

— Нет! Этого не может быть! Или так, или иначе! Не может быть одновременно и так, и так! — Её мысли спутались, лихорадочно перебирая варианты возможных гипотез, которые объяснили бы все что она ощущала.

— Как? Как это происходит? — Казалось, что окружающая реальность подстраивалась под её мысли и желания.

             Если она хотела, чтобы предметы были твердыми они такими и оказывались. Если хотела, чтобы они были проницаемыми или, вообще не думала об этом то они ощущались как желеобразный уплотнившийся воздух.

— Но, кто же? Или, что же, тогда я сама без своего тела? Бестелесная оболочка? Один лишь только разум? Или только сознание? Люди меня не видят и не слышат… Значит в их реальности, для них, я не существую… Но, я! Я! Вижу их и слышу, и чувствую, и не только их, а все, вокруг меня для меня абсолютно реально, но только ощущается мной совсем по-другому.

           Луна показалась из темноты ночи как огромное блюдо на черной скатерти ясного, звездного неба, усыпанного мириадами звезд.

— Сегодня, кажется, полнолуние и это значит, что можно продолжить мои исследования, — думала Лаура, испытывая усталое умиротворение своей души, смирившейся с новыми ощущениями окружающей реальности.

— Я рад, что ты поняла! – услышала она возбужденный голос у себя за спиной.

           Голос взорвал тишину луга, и от неожиданности Лаура вздрогнула, подпрыгнула вверх, и развернувшись в воздухе приземлилась на мягкие пятнистые лапы. Все что она могла, прибывая в таком виде, так это только угрожающе рычать на стоявшее перед ней, похожее на человека, полупрозрачное существо. Оно было бы совсем как человек, если бы не его огромный трёхметровый рост и яркие, нереально синие, глубокие глаза, смотрящие на Лауру с извиняющимся сожалением.

— Тихо…, тихо…, — сказало умиротворяющим голосом, похожее на мужчину светящееся существо,

— я не хотел тебя напугать. Прости…

          Леопард в ответ зарычал и выгнув спину приготовился к прыжку.

— Что это со мной? Это я или не я? Почему я чувствую себя большой пятнистой кошкой и не могу произнести не слова, — думала Лаура, чувствуя испуг и поэтому угрожающе рычала.

          Её рык разносился гулким эхом по поляне и окрестностям, и пугал Лауру ещё больше, чем то странное существо, стоящее перед ней в магическом свете полной луны.

— Я напугал тебя, и ты, от неожиданности и испуга приняла облик леопарда. Видимо, это твоё тотемное животное. – сказало оно как будто отвечая на мысленные вопросы Лауры.

— Леопард? Тотемное животное? Кажется, что-то такое есть у индейцев? Я когда-то об этом читала. Но причем здесь я? – подумала она.

— Индейцы, и другие закрытые сообщества на этой планете, всего лишь хранят древнюю память человечества. Когда-то, в процессе своей эволюции, твоя душа проживала свои жизни в физической оболочке леопарда. А может быть, в какой-то из твоих прошлых жизней, уже будучи человеком, ты дружила с душой, воплотившейся в тело леопарда, и вы менялись телами на, время. – задумчиво сказало существо.

         Постепенно успокаиваясь, Лаура рассматривала свое грациозное, сильное, звериное тело. Она слышала, как в тишине луга её сердце замедляет свой ритм, а её мысли возвращаются к привычному образу Лауры-человека. Вместе с этими мыслями и спокойствием, к ней вернулся привычный, человеческий облик и способность говорить.

— Реакция нормальная, — сказало существо, приблизившись и расположившись на соседнем камне.

— Тебе интересно?

— Да!

— Хочешь увидеть?

— Еще бы!

Тогда смотри! — сказало существо, медленно простирая перед собой светящуюся длинную руку.

Пространство перед взором Луары подернулась туманной дымкой, и она оказалась в девственном, дремучем лесу.

 

****

         … Мягко ступая большими кошачьими лапами, к лесной опушке, приближалась огромная пятнистая кошка. Она была очень осторожна так как несла в зубах, как какую-то драгоценность, маленький тряпичный узелок. Она была предельно аккуратна, чтобы не напугать узелок и не попасться на глаза охотникам, промышляющим дичью в этом лесу. Смеркалось, осенний ветерок слегка колыхал густые кроны могучих деревьев, леопард вышел на опушку леса. Там, посреди маленькой полянки горел костер. Вокруг костра лежали прошлогодние брёвна, на одном из них сидел старик, облаченный в длинную, серую, шерстяную рубаху. С краю полянки, под могучими ветвями раненного молнией дуба, притаилась хижина лесного жителя, дающая ему защиту и приют в непогоду. Леопард приблизился к давнему другу и положил у его ног драгоценный свёрток. Старик удивленно посмотрел в рыжие глаза большой кошки и развернул узелок. Там лежал новорожденный мальчик. Посиневшее от осеннего воздуха тельце едва дышало, сердце почти не билось, но в нем ещё теплилась жизнь. Старик отнёс его в хижину, вскипятил воду, заварил травы и растёр отваром маленькое тельце. Смачивая свёрнутую в комочек тряпицу в козьем молоке, он пытался накормить младенца чем мог. Прижимая спящего ребенка к груди, чтобы слышать биение его слабого сердца, старик вернулся к костру. Леопард терпеливо ждал его возвращения на поляне.

— Может быть выживет, но ты в любом случае молодец, — подумал старик, глядя в, ставшие янтарными от отблесков костра, глаза кошки.

Кошка, опустив голову, скрылась в лесу.

    Наутро, выйдя из своей хижины, старик обнаружил на её пороге тушки двух зайцев и едва заметные свежие следы леопарда.

— Мы в ответе за жизнь тех, кого мы спасаем, — вздохнув, подумал старик, посмотрев в сторону густого леса. — Смотри ка дикая кошка, а чувствует, как человек. Неужели она его полюбила?

      Шли дни за днями, осень сменила зима, потом весна, а за ней лето. Мальчик рос слабеньким и рахитичным. Старик ухаживал за ним как мог, а леопард регулярно снабжал их свежей дичью.

    Люди редко захаживали к ним в гости потому, что сторонились загадочного отшельника. Когда они болели и им нужна была его помощь они приходили за ней к безотказному волшебнику, в другие же дни, они чурались одинокого старика, рассказывая про него всякие страшилки и небылицы.

      Старик учил мальчика всему, что знал сам, а леопард заботился о нем, даря ему чувство защищенности и любви. Мальчик рос в лесу, учась слушать лес, разговаривать с огнем, водой, воздухом и землёй, как с равными себе. Каждый цветок, каждое дерево, травинка и даже камень были для него живыми и обладали чувствами и разумом.

      Живущие вдали люди, сочиняли про найдёныша небылицы, рассказывая, что это сам леший сотворил это, невесть откуда взявшееся, странное дитя. Старик не стремился рассеять их суеверия, рассудив, что мать мальчика, решившаяся на такой страшный шаг — бросить в лесу своего новорожденного ребёнка, видимо будет очень страдать от позора, если откроется её тайна.

   Между тем, шли годы, мальчик тянулся к людям, а люди сторонились его. Старик стал думать, что, наверное, ошибся, предопределив найдёнышу свою отшельничью судьбу. Малыш был явно к ней не готов и это тревожило душу волшебника. Он научил его выживать вдали от людей, в лесу, и почти ни в чём не нуждаться, общаться со всеми стихиями и ветрами, с растениями и камнями. Он научил его открывать сердце животному миру леса, но сердца людей были для него непостижимой тайной. Их сердца были закрыты страхом, гордыней, суевериями и беспомощностью и вызывали в нём лишь одно сожаление. Он знал, что скоро наступит час, когда ему придется покинуть этот мир и оставить найдёныша одного. Лишь мысль о полюбившем мальчика леопарде успокаивала его душу и вселяла в него надежду на то, что это поможет малышу пережить его уход в иной мир.

    После смерти старика, мальчик долго не решался пойти к людям, а когда решился, то натолкнулся на стену отчуждённости и опасения. По вечерам он любил заходить в их хижины, но они не привечали его и делали вид, что как будто бы не замечают его присутствия, занимаясь своими делами. Он очень тосковал по человеческому общению и завидовал детям, ужинающим за одним столом со своей семьёй. Всей его семьёй была огромная пятнистая кошка, живущая с ним в лесу и наводящая страх на деревню. Его спаситель был для людей, в лучшем случае удачным трофеем на охоте, в худшем же внушал им один лишь страх.

    Однажды мальчик вернулся с охоты и застал на опушке леса своего друга леопарда, загрызшего незнакомого ему человека. Леопард лизал его тело своим большим горячим языком, а мальчик смотрел в его огромные желтые глаза не понимая, что случилось с его добрым другом. Паника захватила сердце мальчика он не знал, как объяснить людям поступок своего покровителя.  Перешагнув порог своей хижины, он обнаружил горящий глиняный очаг и женщину устроившуюся на лежанке его старика со своей работой. По хижине бегал малыш, а в углу, у дальней стены, тощий мужчина чинил прохудившуюся крышу. Найдёныш присел около очага, не зная, как заговорить с неожиданными гостями, но они его не замечали. Он просидел так несколько часов, мысленно советуясь с огнём в очаге о том, как ему быть, но люди по-прежнему игнорировали его присутствие в собственном доме. Мальчик чувствовал, как в его душе рождалось отчаянье, пришедшее на смену уходящей надежде. Отчаянье росло и вместе с ним раздувался огонь в очаге. Казалось, огонь чувствовал его отчаянье и боль, и страдал вместе с ним как умел. Люди обратили внимание на странное поведение огня, который порой грозился выскочить из очага. Мальчик погружался в своё отчаянье все глубже и глубже, думая:

— они замечают даже огонь, но не меня.

    Отчаянье мальчика росло, вместе с ним рос и огонь. И вот, когда уже его сдавленный крик душевной боли был готов вырваться наружу, огонь вихрем вылетел из очага, отшвырнув найдёныша из хижины вон. Огонь смерчем пронёсся, пожирая всё на своём пути: вещи старика, хижину, захвативших её людей и все воспоминания о прошлой, такой короткой, жизни мальчика. Огонь было уже не остановить. Он летел дальше по лесу, стремясь в деревню, туда, куда стремились его с мальчиком души.

     Мальчик не хотел зла людям, но он очень их боялся. Он боялся, что они не поймут его, как и прежде, не поверят ему, и в лучшем случае прогонят, а скорее всего убьют, опасаясь его непонятной для них и пугающей инаковости.

     Понимая, что назад пути уже нет мальчик прыгнул на спину леопарда и они опрометью бросились в лес: прочь от разбушевавшегося в отчаянье огня, прочь от людей.

   Долго бежал леопард по всё сгущающемуся, погружающемуся в ночь лесу. Мальчик, проваливаясь в сон на его спине, чувствовал, как могучие, мягкие лапы леопарда касаются подложки леса, погружаясь в осенний ковёр из маленьких веточек и прелой листвы. Ему стало казаться, что лапы леопарда — это его лапы, что дыхание кошки — его дыхание, что её сердце —  это его сердце. Найдёнышу казалось, что всё его существо сливается с сознанием кошки и он видит лес, и их путь, её глазами.

    Они поселились далеко от людей в девственных лесах. Горы гостеприимно приютили скитальцев в одной из своих древних пещер. Казалось, они нашли свой дом и своё мимолётное, умиротворённое счастье. Но это эфемерное счастье было не долгим. Однажды леопард вернулся с охоты с большой кровавой раной на шее. Мальчик, собрав травы, как учил его старик, лечил леопарда, но он слабел день ото дня, больше не имея сил охотится. Мальчик охотился за него, ставя в лесу силки на мелкую дичь, но леопард слабел с каждым днём всё больше и больше, а его рана почти не заживала.

    Глядя в уставшие глаза умирающего друга, мальчик со страхом встретил ночь. Он не знал каким богам молиться о помощи и пощаде, и поэтому молил всех, кого знал.

    Его душа молила огонь, воду, ветер, горы и звёздное ночное небо. Его сердце кричало на всю вселенную о своём горе. Но молчало небо, и молчали горы, и даже ветер стих, и мирно потрескивал огонь в костре. Мальчику казалось, что его горю не было места в этом мире.

    Его друг последний раз посмотрел на мальчика своим затухающим взглядом и обречённо закрыл глаза. Его обмякшая большая голова лежала на коленях мальчика, а он, оцепенев от горя боялся даже пошевелиться.

    Он не хотел верить в реальность происходящего. Он впервые в жизни не хотел, чтобы наступало утро. Он не хотел дальше жить в этом мире без единственной любящей и любимой им души.

    Это была действительно любящая и преданная душа в теле дикой кошки, в которой не проснулся звериный инстинкт охотника даже на пороге голодной смерти.

О проекте » » »

 

Донат авторам книги

 

Краудфандинг – это, возможно, основной способ финансирования книг, который позволяет авторам быть независимыми от издателей.

Laura-ZHit_v_kontse_vremen_Plennitsa
Лаура — Жить в конце времен_Пленница. Автор: Светлана Генгер

Выберите клубную подписку

Годовая подписка (лучшее предложение) — 300р./месяц

Единоразовая оплата годового членства в Клубе: 3600руб.

Срок действия 1 год

ИЛИ

Ежемесячная оплата — 500р./месяц

Срок действия 1 месяц